Макеевские расследования Назарова Николая Павловича Воскресенье, 24.09.2017, 00:49
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

ПЕСНЯ К ЛЮБИМОЙ

Обращение к Вам!
«Кто берется судить о других, тот подвергает и самого себя еще строжайшему суду». Я убежден и верю в то, что каждый мой читатель может смело и откровенно высказать свои мнения и предложения о моей работе, справедливые с его точки зрения, сути следствия его убеждения, а не каких-нибудь корыстных целей. Если Вы найдете, что мои публикации ошибочны, то Вы всегда сможете письменно или же лично высказать именно Ваше мнение относительно данной публикации: «Я прошу этого как доказательство Вашей любви к истине, уважения ко мне как к человеку. Наши мнения могут не совпадать, но я не прячусь, моя электронная почта, форум, всегда открыты для Вас и Ваших идей». nazarov.n.p@mail.ru

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

.

Главная » Статьи » Мои статьи

Безысходный исход
 
90 лет назад русский флот навсегда покинул Отечество
     Пасмурным днём более 140 тыс. подданных Российской империи - моряков, казаков, мобилизованных крестьян, женщин, детей - погрузились на 126 судов русской эскадры, способных принять не более трети от такого количества пассажиров, и вышли в открытое море.
 
     Перед самым отплытием к пассажирам и экипажам вышел бледный Врангель: «Куда мы едем, я не знаю. У нас есть уголь, и мы уходим в море...» А уже через час вооружённые солдаты Красной армии заняли оставленные войсками Врангеля Севастополь, Керчь, Ялту и Феодосию. Крым стал советским. Могли ли убегавшие от большевиков отказаться от изгнания и остаться на Родине? Теоретически - да. И такой выбор часть солдат русской Добровольческой армии сделала. За верность родным берегам они поплатились жизнью. Только за первую неделю вступления красноармейцев в Севастополь было расстреляно более 8 тыс. человек. Поводом к казни становилось происхождение, а порой просто чистые руки и ногти. «Мы истребляем буржуазию как класс», - откровенничал один из руководителей Всеукраинского ЧК Мартин Лацис.

Константинополь
В Константинополь потрёпанная штормами, голодная (ведь провизии брали в расчёте на гораздо меньшее число пассажиров), отчаявшаяся эскадра вошла под французским флагом. Власти союзника пообещали оказать поддержку, но только если гарантией её оплаты станет сам военный и коммерческий флот. Таким образом, потерявшие Отечество, нищие русские - а подавляющее большинство изгнанников, мягко говоря, не были богаты и до революции - оказались преданными и проданными второй раз, теперь уже обещавшими помощь и поддержку союзниками. Корабль подходил за кораблём, но их обитателей не спешили выпускать с палубы. Спуститься на берег разрешили только 5 тыс. - тем, кого уже никак нельзя было оставить без медицинской помощи. Их доставили в госпиталь. В Константинополе также разрешили остаться немногим имеющим в городе поручителей. Почему так строго? Во-первых, город был просто не готов принять такую огромную группу беженцев. А во-вторых, прибывшие всё ещё представляли грозную, боеспособную силу, которой опасались и турки, и англичане, и французы. Воинский дух в русских сломить они не могли, а потому решили армию рассеять. Прибывшим кораблям приказано было идти в Тунис, в порт Бизерта. Казакам - отправляться на греческий остров Лемнос, в турецкую Гелиболу, в болгарский Бургас...

Бизерта
 Моряков в Бизерте приняли очень плохо. Подводные лодки - оружие новое и особенно страшное - упрятали в отдельную бухту. Через несколько лет все они, не так давно отстроенные и вполне боеспособные, будут распилены на металлолом, потому что, бывшие союзники так и не смогут договориться, кто возьмёт их себе. Остальные корабли как сельди бочку заполнили Бизертское озеро. Стояли так тесно, что от судна к судну перекинули мостки, по которым и перемещались по импровизированному городку на воде его обитатели. На сушу сходить было строго запрещено: судна обнесли жёлтыми буйками и объявили карантин. Так продолжалось четыре года! А в 24-м Франция признала Советскую власть и пообещала расформировать флот, который, надо сказать, до того момента сохранял боеспособность: невольные пленники чинили корабли, обучали подрастающих отпрысков в гардемаринском корпусе. Корабельный горн протрубил сигнал: «Разойтись!» «У меня на душе пусто и холодно. Теперь я окончательно потерял всё, что мне было дорого...», - записал в дневнике капитан одной из подлодок Нестор Монастырев. Но жизнь русских в Бизерте продолжалась. Своим трудолюбием и добротой они смогли завоевать доверие местного населения. Последняя обитательница корабельного городка Анастасия Ширинская умерла в декабре 2009 г. и теперь мирно покоится в тунисской земле. Она, кстати, 70 лет - почти всю свою жизнь - прожила без гражданства, терпеливо сносила постоянные проблемы на границе, когда ехала во Францию к детям и внукам, приговаривая: «Такая я упрямая старуха. Русской родилась, русской и умру».

Лемнос
Казаков, привезённых на Лемнос, разместили на самом пустынном безводном берегу. Почти полное отсутствие осадков, постоянная жара, сильнейшие ветра. Вода была в страшном дефиците. Спали на голой земле, с трудом выкорчевав заросли единственного способного существовать в таких условиях растения - местного чертополоха. Еды не хватало. Выменивали сыр, хлеб, виноград на немногие вывезенные с Родины драгоценности и осьминогов, которых казаки научились виртуозно ловить руками. Продукты обязательно делили на сотню, а то и на полк. Смертность была ужасающей. Первым похоронили 8-летнего сына одного из генералов, всего здесь покоятся 82 русских малыша. Но ни нечеловеческие условия обитания, ни охранники-сенегальцы, которых казаки смертельно боялись, потому что впервые увидели людей с таким иссиня-чёрным цветом кожи, не сломили дух россиян. Приказ французов о сдаче оружия чуть не вызвал бунт. В конце концов офицерам разрешили оставить пистолеты, а казакам - шашки.
 
* * *
Каждый из пассажиров 126 кораблей был твёрдо уверен - добровольное изгнание продлится год-два. В реальности же на Родину смог вернуться лишь один из тех многих тысяч скитальцев - Ростислав Дон, которого в годовалом возрасте увезли из Севастополя родители. Он прибыл в Севастополь нынешним летом в рамках морского похода по маршруту исторической памяти, организованного Фондом апостола Андрея Первозванного. Руководитель Объединения императорских гвардейцев князь Александр Трубецкой говорит: «Наши отцы не переставали надеяться на возвращение в своё Отечество, ежедневно молились об этом. И вот воплотить мечту в жизнь смогли мы - их дети, внуки и правнуки».

 Юлия ТУТИНА,
Бизерта - Мальта - Пирей –
Лемнос - Гелиболу - Стамбул -
Севастополь
 
Аргументы и факты №31, 2010г.   http://AIF.RU
Категория: Мои статьи | Добавил: Nikolay (16.07.2017)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Николай Назаров
Все велико на своем месте и в своей сфере деятельности, но заходя в чужую делается призраком, иногда смешным, а иногда смешным и похабным, а иногда смешным, похабным, циничным и жестоким.

...
Верховная рада Украины - это блатхата, вот только нет блатных, а одна шпана нелюдей, которых надо так законопатить, чтобы даже не пукнули На Украине! Прокуратура - это уголовный общак, который уничтожает наши права и свободы. Она должна быть ликвидирована. А средства, которые шли на содержание этих паразитов и уголовников направить на медицину и образование! Эти прокурорские ублюдки хотят превратить Украину в свою вотчину и своих выводков!

Форма входа

Категории раздела
Мои [1]
Мои статьи [5]

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz